О Нас
 
 
 
Новости и Публикации

Жизнеспособный источник финансирования

Мария Карпенко
Комп&ньоН
30 мая 2007

Фонды прямых инвестиций (private equity) становятся реальным и востребованным источником финансирования в Украине. Прямые инвестиции повышают капитализацию компании и активно участвуют в ее развитии. В частности, инвестиционные фонды способны быстро разработать план преобразований в компании, необходимых для резкого повышения ее конкурентоспособности. Кроме того, наличие среди акционеров компании фонда прямых инвестиций с именем значительно повышает интерес к ней стратегических инвесторов и дает ей большие гарантии удачного IPO.

О том, как компании привлечь такого инвестора, о состоянии и перспективах развития индустрии прямых инвестиций в России, о планах работы в Украине — в эксклюзивном интервью «&» рассказывают Ульф Перссон, управляющий партнер скандинавского фонда Mint Capital, и Глеб Давидюк, партнер этого фонда.

Каким формальным критериям должна соответствовать компания, чтобы получить ваше финансирование?

У. П.: Мы инвестируем в компании, которые приняли решение пригласить внешнего финансового инвестора для ускорения роста и улучшения методов управления. Mint Capital, как правило, является первым источником внешнего финансирования, и большая часть нашей финансовой экспертизы направлена на то, чтобы убедиться в готовности потенциального объекта инвестиций к изменениям путем обсуждения с ним стратегии и политики ведения бизнеса еще до закрытия сделки. Предприниматели не всегда четко понимают, что их бизнес нуждается в дополнительном финансировании. Они могут ощущать нехватку средств, но ясной картины, как эффективно распорядиться инвестициями, у них нет. Если мы видим, что компания и ее рынок перспективны, фонд начинает помогать менеджменту, делится свом опытом. Постепенно к предпринимателям приходит понимание, что в развитие надо вкладывать, и каждый раз вкладывать все большие средства, иначе можно отстать от конкурентов.

Становясь совладельцами, мы прямо заинтересованы в максимизации стоимости бизнеса, и это выражается в том количестве времени и усилий, которые мы готовы посвятить работе в этом направлении. В индустрии прямых инвестиций даже существует понятие «жить с компанией» — это время, прошедшее с момента инвестирования в компанию до выхода из состава акционеров. За этот период фонд стремится играть активную роль в развитии портфельных компаний путем предоставления стратегических и финансовых ресурсов. Основное отличие наших инвестиций от других форм финансирования — интеллектуальное know-how и успешная комбинация российского и западного бизнес-подходов, многолетний опыт инвестирования, отсутствие бюрократических внутриорганизационных барьеров, наши деловые связи и возможности в России и за ее пределами. Но реализовать все вышеназванное возможно, только построив партнерские отношения с акционерами и менеджментом. Поэтому открытость и готовность к сотрудничеству менеджмента портфельной компании являются главными условиями инвестирования со стороны фонда.

Что важнее для фонда — финансовые показатели компании или оценка перспектив роста конкретного сегмента экономики, потенциала менеджеров компании?

У. П.: Такие критерии, как качество менеджмента инвестируемой компании, ее положение на рынке, размеры и перспективы роста, являются для нас более важными при определении инвестиционной привлекательности компании, чем формализованный «банковский» подход. Если оценка компании по принятым фондом критериям проводится инвестиционными менеджерами самостоятельно, то процедура due diligence заказывается у крупнейших локальных или международных аудиторских компаний (например, PwC, Ernst&Yound и др.). Пока у инвестиционного менеджера и инвестиционного комитета нет положительного ответа на все эти вопросы, инвестирование в проект не может быть одобрено. Если в процессе переговоров и процедуры due diligence выявляются факты, делающие сделку неприемлемой для фонда, переговоры завершаются. Поэтому случаи инвестирования в «кота в мешке» не происходят.

Что касается времени для принятия решения об инвестировании фондом в компанию, то оно варьируется и в среднем составляет от полугода до года.

Компании, которые обращаются к вам по собственной инициативе, в основном делают это с целью привлечения финансирования или в расчете на вашу финансовую экспертизу и опыт в ведении бизнеса?

У. П.: У нас нет таких случаев, когда компании приходят только за деньгами. Сама суть работы фонда в том, чтобы стать для предпринимателей партнером, а не кредитором. Если они не готовы к тому, что мы будем принимать активное участие в управлении бизнесом, то это не наши клиенты. Идеальное предприятие для private equity — то, которое, работая на быстроразвивающемся рынке, осознает проблемы роста своей компании, а также понимает особенности работы фонда прямых инвестиций. В первую очередь тот факт, что наша цель — не получение дивидендов, вывод активов или тому подобные краткосрочные выгоды. Мы работаем с ним для того, чтобы повысить стоимость компании. При этом фонд — миноритарный акционер (приобретает от 20 до 50% акций), и он не должен руководить всеми процессами в компании, фонд и менеджмент должны дополнять друг друга. И такие предприниматели есть — более половины проектов, которые рассматривает Mint Capital, поданы по инициативе самих предпринимателей.

Вас не беспокоит слабая правовая защита миноритариев в России и Украине?

У. П.: Как я уже упоминал, все компании-претенденты на получение инвестиций проходят тщательную процедуру due diligence и в случае положительного результата управляются на основании тщательно продуманного соглашения между акционерами. Поэтому у нас таких сложностей не возникало.

Какую минимальную доходность должен обеспечить проект, чтобы фонд согласился в нем участвовать?

У. П.: У нас есть обязательства перед инвесторами нашего фонда. В нашем случае это преимущественно частные инвесторы из Скандинавии, которые вправе рассчитывать на определенную доходность, ведь они могли вложить свои деньги на других рынках или в другой финансовый инструмент. Оценивая риски этих рынков, они определяют IRR в 40%. Поэтому, чтобы инвестировать в проект, который не сможет, по нашим оценкам, принести внутреннюю норму доходности 40%, нужны очень серьезные основания.

Говоря о доходности, мы прежде всего оцениваем риски. Я могу сказать, что мы движемся по пути формирования более надежных фондов. Если, например, наш первый фонд состоял в основном из венчурных проектов, то сегодня Mint Capital вкладывает средства в компании среднего размера с оборотом как минимум $15 млн., имеющие историю развития, прошедшие этапы становления. С такими компаниями риск банкротства очень невелик. Если рыночные и менеджерские риски низкие, то можно обсуждать меньшую доходность, но незначительно.

То есть вы перешли на менее рискованное финансирование, повысив свои требования к компаниям, в которые инвестируете?

У. П.: Да, можно и так сказать. Но это часть правды. Другая часть — это то, что мы небольшой по объемам средств фонд и не имеем возможности инвестировать более $10 млн. Когда семь лет назад мы создавали наш первый фонд, то рассчитывали вкладывать в предпринимателей, их идеи. Семь лет назад предпринимательство в России требовало меньших капиталовложений, чем сегодня. Конечно, не все компании были небольшими, но многие из тех, в которые мы вкладывали, были именно такими. Сейчас, чтобы развить идею и на ее основе начать бизнес, требуется большее количество средств. В этом плане мы растем вместе с рынком, с предпринимателями.

Вы проявляете повышенное внимание к растущим рынкам Украины и России. Как изменились условия работы в этих странах в последнее время?

У. П.: Мы считаем, что рынок Украины развивается схожим с Россией образом. Самое главное, на мой взгляд, что российский рынок становится более зрелым. Под этим я подразумеваю то, что для предпринимателей и для наемных менеджеров становятся важны такие параметры оценки эффективности бизнеса, как стоимость компании и ее капитализация, являющиеся основой основ капиталистической системы экономики. Для нас как для долгосрочного инвестора это очень хорошая тенденция, так как она сближает нас с предпринимателями, показывая единство наших целей. Предприниматели почувствовали большую уверенность в будущем, что выражается в удлинении инвестиционного горизонта. Например, как в Украине, так и в России в крупных городах многие сегодня вкладывают средства в проекты, в том числе в недвижимость, где отдача будет видна только через пять лет. Такой горизонт планирования пять лет назад трудно было себе представить. Поэтому среди отраслей экономики, представляющих для нас интерес, есть сферы с разным сроком отдачи: потребительские товары и услуги, деловые услуги, ритейл, транспортные и логистические услуги, финансовые услуги, информационные технологии и программное обеспечение, медиа. Классические фонды прямых инвестиций занимают сегодня небольшую часть в структуре прямых инвестиций в экономику России и Украины, однако эта доля однозначно будет увеличиваться.

Согласно мировой тенденции время, отведенное фондом на проведение изменений в своих портфельных компаниях, сокращается. Имеет ли место такая тенденция в России?

У. П.: По моему мнению, в России период работы фонда с компанией точно сократится, но не в ближайшее время. В Украине ситуация будет развиваться аналогично. Я думаю, что в ближайшие пять лет для повышения капитализации как российских, так и украинских компаний будет требоваться тот же стандартный период — от 3 до 5 лет.

Г. Д.: Протяженность периода работы фонда с компанией и возможное сокращение этого периода также будет зависеть от того, захотят ли инвесторы давать деньги на более короткий срок. Сегодня они предлагают средства на 7-8 лет, из которых управляющая компания четыре года инвестирует средства, а в оставшееся время выходит из проектов. Если инвесторы захотят сократить период, на который дают свои средства в управление, то фонду придется работать с компаниями быстрее. И тогда фонд должен будет инвестировать все собранные с инвесторов средства за первые два года, а в последующие два — выйти из инвестиций с прибылью. Российский рынок пока не дает таких возможностей.

Какую информацию о своей деятельности фонды должны раскрывать, а какую, наоборот, не разглашать?

У. П.: Наш фонд открыт для общения с прессой, мы также выступаем на специализированных мероприятиях, конференциях и форумах, то есть более открыты, чем большинство локальных частных инвесторов. В то же время мы не раскрываем больше информации, чем считаем этичным в отношении наших инвесторов и партнеров. Например, сколько и на каких условиях вкладываем в компании, имена акционеров и их доли. Уровень открытости портфельные компании определят сами.

Инвестор для желающих вырасти

Mint Capital был создан в 2000 г. на волне возрождения российской экономики после кризиса 1998 г. До образования фонда два его основателя провели в общей сложности свыше 20 лет в известных западных корпорациях и финансовых учреждениях, занимаясь инвестированием, управлением и построением в России бизнеса по западным корпоративным стандартам. В то время было крайне сложно убедить инвесторов вкладывать средства в российскую экономику, поэтому первый фонд Mint Capital составил $25 млн. Ключевыми инвесторами первого фонда стали корпорация Boeing и семья основателей компании Oriflame. После трех лет работы средства Mint I были проинвестированы в российские компании из различных отраслей, включая медиа, разработку ПО, контрактное производство.

Второй фонд, Mint II, объемом в $130 млн., из которого в настоящее время ведется инвестирование, был создан в 2005 г. после успешных встреч с инвесторами. В результате команда получила капитал, превышающий первоначальную цель в $100 млн.

Всего с 2001 г. в российскую экономику Mint Capital инвестировал приблизительно $50 млн. Размер инвестиций обычно составляет от $5 до 15 млн. Портфельные компании: «А-Депт», Verysell, Maratex, «Элекснет», Gameland, ABBYY, студия 2В, «Адваком», ParallelGraphics, jNetX.

На что «клюет» фонд прямых инвестиций

Основные инвестиционные критерии:

  • Понятная модель бизнеса и прозрачная форма собственности: бизнес-модель компании-реципиента должна быть интуитивно понятна, а успешное ведение бизнеса не должно чрезмерно зависеть от сторонних акционеров или регулирующих государственных органов.
  • Наличие потенциала для повышения стоимости — фонд как инвестор должен видеть свою роль в создании и повышении стоимости компании через тесное сотрудничество с собственниками и менеджментом компаний-реципиентов.
  • Профессиональные собственники с хорошим пониманием того, как осуществить задачи по росту компании, и готовностью нанимать лучших на рынке специалистов.
  • Профессиональные менеджерские команды с богатым управленческим опытом, а также пониманием стратегий роста бизнеса.
  • Полная открытость и честность — партнерство для фонда является ключевым словом.
  • Схожесть интересов — руководство и акционеры компании должны иметь те же цели и намерения, что и финансовые инвесторы.
  • Входные барьеры — уникальность или конкурентные преимущества, позволяющие компании защищать и улучшать свою рыночную позицию, сохраняя при этом высокую рентабельность.
  • Обширный и растущий рынок — бизнес с экспортной составляющей типично является залогом интересных рыночных возможностей на локальном рынке.
  • Рыночное лидерство в своем сегменте.
  • Позитивные денежные потоки и понятный, желательно не обремененный долговыми обязательствами баланс.
  • Доходность инвестиционных проектов должна удовлетворять ожиданиям фонда по возврату своих инвестиций.
  • Четко видимые пути выхода из проектов.

Источник: Mint Capital.

Преимущества, которые получает компания при сотрудничестве с фондом прямых инвестиций

  • Идентификация проблемных областей во время процесса due diligence, в том числе и с точки зрения корпоративного управления.
  • Помощь в случае необходимости в поиске профессиональных менеджеров высшего и среднего звена.
  • Подготовка учредительных документов, уставов, соглашений акционеров и т. д., защищающих права акционеров и соответствующих мировым стандартам корпоративного управления.
  • Наличие профессионального акционера.
  • Организация эффективной работы совета директоров, создание необходимых комитетов и активное участие в их работе.
  • Помощь в организации учета в соответствии с МСФО.
  • Помощь в выборе аудиторской компании с высокой международной репутацией.
  • Наличие иностранного фонда прямых инвестиций положительно влияет на восприятие компании потенциальными покупателями.
  • Поиск потенциальных покупателей, включая стратегических инвесторов, с использованием широких связей инвесторов фонда.
  • Активное участие в подготовке и проведении IPO.

 
 
   
  О НасНаш ПодходИнвесторамКонтактыEnglish