О Нас
 
 
 
Новости и Публикации

Какие CFO нужны фондам прямых инвестиций?

Александр Зарщиков
CFO RUSSIA
Май 2008

На вопрос, что же изменилось в ее деятельности после того, как фонд Russia Partners II приобрел более 40% акций West Call (предоставляет услуги междугородной и международной телефонной связи по мультисервисным телефонным картам), CFO компании Наталья Плотникова отвечает лаконично: «Работы стало больше». Как показывает практика, такая «большая работа» становится настоящим испытанием на прочность для корпоративных финансистов. «Финансовые инвесторы облагают их своеобразной данью в виде существенно увеличивающегося объема отчетов», -рассказывает CFO компании «Точка вкуса» Владлен Ловцов. Дань эта может оказаться по-настоящему неподъемной. Вместо своих прямых обязанностей – управление финансовой стратегией, создание финансово стабильной, прозрачной и развивающейся компании - CFO начинает заниматься так называемым ре-портингом. «В этот момент бизнес для него заканчивается», - признает Ловцов. Лучший способ сохранить себя для дела, по его мнению, попытаться абстрагироваться от этого «репортинга».

Премия за лучший репортаж

В фондах прямых инвестиций не скрывают, что предпочитают находиться в постоянном контакте с менеджментом портфельных компаний. И получение регулярных отчетов о деятельности организации - далеко не главный информационный канал для них. Требуется также регулярное общение по телефону или посредством электронной почты. Таким образом, они пытаются держать руку на пульсе или даже управлять бизнесом. Партнер фонда Mint Capital Глеб Давидюк считает, что CFO после входа в капитал фирмы фонда прямых инвестиций становится более публичной фигурой. «Ему приходится постоянно отвечать на телефонные звонки и на, возможно, не всегда самые приятные вопросы», - говорит он. Такая «публичность» - тяжкое бремя для отечественных финансистов. «Конечно, большое количество отчетов мешает работе», - признает Андрей Логачев,  CFO компании  «Премьер Парк» (управляет сетями развлекательных центров Crazy Park и «Си-тиФормат»). В 2006 году миноритарный пакет Crazy Park приобрел фонд New Russia Growth. «Инвесторов тоже можно понять: они вкладывают свои деньги и должны быть уверены, что все идет нормально, - рассуждает Владлен Ловцов. - Главное, не перегибать палку». В противном случае весь пар CFO может уйти в гудок - подготовку этих самых ежедневных отчетов и разговоры по телефону.

Неформальная сторона общения с новыми акционерами, по мнению финансистов, выглядит еще более «напряженной», чем «отчетная». «Утро генерального директора или CFO компании начинается с того, что он должен понять, в какой стране мира сейчас находится инвестор, высчитать время, чтобы позвонить ему в 10 утра, пожелать доброго утра и перейти к повествованию о деятельности организации в мельчайших подробностях - от того, забеременела ли секретарша и закупили ли новую партию компьютеров, до EBITDA компании. Именно в таких выражениях представитель одного из фондов прямых инвестиций описывал перспективы сотрудничества», - вспоминает CFO крупной IT-компании, попросивший не называть его имени.

Тем не менее, несмотря на все «особенности», для некоторых компаний продажа доли фонду прямых инвестиций - наиболее приемлемый вариант для получения средств на развитие бизнеса. Тем более что проведение IPO в нынешних условиях «временно приостановлено». Прямые инвестиции, как полагают эксперты, предпочтительнее для тех предпринимателей, которые ищут не только деньги, но и компетентного партнера для развития. В этом весь бизнес фондов - найти компанию, войти, помочь развить, инвестировав определенные средства, и продать.

В 2006 году фонды прямых инвестиций вложили в России около $1,4 млрд, что составило примерно 0,14% ВВП. По оценкам специалистов, в 2007 году объем средств под управлением фондов прямых и венчурных инвестиций составил уже более $9 млрд. Появились и «доморощенные монстры» - фонды объемом более $1 млрд, например Icon Private Equity или анонсированный, но пока не созданный «Тройкой-Диалог» инфраструктурный фонд.

Тревожные сны

Главное для собственника бизнеса, утверждают эксперты, не промахнуться с выбором партнера. Сейчас на этом рынке несколько десятков игроков. Основные - «классические» местные фонды под управлением Baring Vostok Capital Partners, Mint Capital, Russia New Growth, Delta Private Equity Partners; фонды, представляющие крупные конгломераты, - «Система», «Ренова», «Альфа», и глобальные фонды вроде TPG. Несмотря на цивилизованность большей части игроков, время от времени рынок сотрясают скандалы: расставаться с тем, что всегда считал своим, психологически тяжело. Один из последних скандалов - история с основателем справочника «Желтые страницы» Александром Смолиным (бывший глава российских подразделений фонда Kontakt East Holding, владелец брендов «Желтые страницы Москва», YellowPages.ru). После вхождения в капитал компании шведского фонда Kontakt East Holding и выхода на IPO в августе 2007 года шведские партнеры за $18 млн приобрели фирму Yell. Аналитики, не стесняясь, называли сделку «загадочной», а Александр Смолин стремительно покинул компанию.

Игроки рынка уверены: важно обо всем договориться «на берегу» и четко понимать, как должна развиваться организация. «За этой стенкой, - CFO «Точки вкуса» Владлен Ловцов показывает на стену своего кабинета, - через пять минут начнется финальная сессия обсуждения наших стратегических целей и задач. Если у менеджмента есть понимание, куда двигаться и каких партнеров ты хочешь видеть рядом с собой, ты никогда не «вляпаешься». А если понимания нет, то сначала начинаются проблемы, потом финансовый директор рвет на себе волосы - где бы занять денег, затем занимает у тех, кто дает, а не у тех, у кого надо было занять, и дальше начинаются еще большие проблемы».

«Мы шли на выбор инвестора, четко понимая, какие задачи нам придется решать. И как следствие - инвестор, которого мы выбрали, разделял наше видение развития компании, - подтверждает член совета директоров медиакомпании Gameland (журналы «Страна Игр», «Хулиган», Total Football, Total DVD) Паша Романовский. Осенью 2007 года в капитал Gameland вошел фонд New Russia Growth. - Я считаю, не стоит сразу бросаться к тем, кто готов дать деньги. Хороших компаний на рынке меньше, чем свободных средств, поэтому между инвесторами можно выбирать».

Найдите финансиста

Зато когда в капитал фирмы входит фонд, выбирать начинает уже он. Чаще всего руководство компании доверяет представителям фонда разработку финансовой модели бизнеса. Соответственно за фондом остается и выбор CFO. Как правило, этот выбор означает и его поиск. Партнер фонда Mint Capital Глеб Давидюк отмечает, что в 50% «входов» финдиректор или CFO в интересующей их компании попросту отсутствует и его приходится искать. Так, по инициативе Mint Capital позиции CFO появились в компаниях «Элекснет», МОНЕ, «Маратекс» (ранее за финансы фирмы там отвечали главбухи). «Руководством компании было принято решение об усилении финансовой команды компании и меня пригласили на позицию CFO», - признает нынешний CFO «Элекснет» Надежда Засимова.

Причем такая ситуация - далеко не редкость. «Сейчас один из фондов может войти в компанию, в которой по условиям сделки меняется гендиректор и создается позиция CFO. Раньше функции корпоративных финансистов часто исполняли главные бухгалтера», - рассказывает Олег Железко, управляющий партнер фонда DaVinci Capital.

«Примерно в 10% случаев нам приходится менять CFO компании», - приводит собственную статистику Глеб Давидюк. Профессионализм корпоративного финансиста, уверен он, виден уже в процессе структурирования сделки, работы с аудиторами и представителями фонда. «Часто именно от профессионализма CFO за висит, удастся ли компании привлечь финансового инвестора, и если да, то как быстро, - соглашается вице-президент фонда Delta Private Equity Partners Александр Лупачев. - Если на первой встрече руководство компании, и в частности CFO, путается в цифрах, то до второй встречи дело может и не дойти».

По словам Глеба Давидюка, нередко акционеры сами просят найти для компании профессионального финансиста. Однако смена CFO -крайняя мера. «Проблемой может являться неспособность принять новую действительность в лице внешнего акционера, - поясняет он. - В таком случае мы действительно помогаем подыскать нового CFO - работаем с хедхантерами, просматриваем десятки кандидатов и представляем их акционерам». В конечном итоге на этой позиции оказывается человек, умеющий реализовывать цели, стоящие перед компанией. «Подбор CFO, налаживание финансового управления - одна из первоочередных задач, которые мы всегда решаем в новом проекте, - говорит Глеб Давидюк. - Можно сказать, что мы 24 часа в сутки.ищем CFO и финансовых контролеров».

«В случае если акционеры компании привлекают новых партнеров для дальнейшего развития бизнеса, то они, безусловно, надеются и на опыт фондов в управлении. Подбор правильного CFO в такой ситуации - нормальный рабочий процесс, который в результа- те должен привести к улучшению финансовых показателей», - утверждает Кирилл Ноготков, заместитель директора управления прямых инвестиций ИГ «Ист Коммерц».

В медиакомпании Gameland после вхождения в ее капитал фонда New Russia Growth позицию финдиректора заняла Анастасия Леонова. Но, по словам Романовского, который занимался подготовкой сделки с New Russia Growth, смена корпоративного финансиста произошла не под давлением фонда. «Нам нужен был CFO, способный решать имплементарные задачи - по усилению прозрачности компании, ее реструктуризации», -объясняет Романовский в интервью CFO Russia. Леонова, как он считает, полностью отвечает требованиям акционеров.

Доплата за CFO

Вопрос выбора CFO для представителей фонда является столь болезненным еще и потому, что вхождение в капитал компаний для них нередко процесс с большим количеством неизвестных. «В нашей стране, к сожалению, достаточно часто после вхождения private equity новый инвестор видит совсем другую картинку, нежели перед принятием решения о вхождении», - сокрушается Кирилл Ноготков. Чуть ли не в 80% цифры, которые предоставляют владельцы компаний, желающие продать долю private equity, отличаются от тех, с которыми позже сталкиваются представители фондов, подтверждает партнер Mint Capital Глеб Давидюк. «Чаще всего это связано с тем, что акционеры не имеют в компании финансового учета по международным стандартам, - уверен он. - И за компании, где есть CFO и существует аудированная отчетность, мы готовы даже переплачивать. Это избавляет нас от головной боли на ближайшее время». По его словам, на «обеление» компании может уйти около полутора лет.

Поэтому такое значение приобретает человеческий фактор. «Качество менеджмента - критерий номер один в принятии инвестиционного решения для молодых быстрорастущих компаний», - утверждает Александр Лупачев. «Инвестор редко бывает более искушен в технологической и специфической стороне бизнеса, - говорит руководитель венчурных проектов ИК «Фи-нам» Дмитрий Родионов. - Знакомство с сектором, игроками, конъюнктурой происходит вначале через представление созданного менеджерами проекта. Понятно, что все это будет проверено и подвергнуто сомнению. Но целостность картины в существенной мере зависит от «профпригодности» учредителей проекта».

Впрочем, фондам не всегда удается обезопасить себя от неприятных последствий. Одной из показательных на рынке называют историю с челябинской сетью магазинов «Незабудка». По оценкам специалистов, «Незабудка», в капитал которой в 2006 году вошли Baring Vostok Capital Partners и Eagle Venture Partners (один из фондов ЕБРР), в свое время из-за разных проблем потеряла около трети стоимости. Владлен Ловцов вспоминает, что в бытность его CFO сети «Мосмарт» они планировали приобрести «Незабудку». «Тогда мы отказались от покупки, потому что после проведения due diligence выяснилось, что компания абсолютно неэффективна», - рассказывает Ловцов. В «Мосмарте» предложили акционерам «Незабудки» управлять их сетью с приоритетным правом ее выкупа в дальнейшем. Но договориться о цене тогда не удалось. Тем не менее, в Baring Vostok Capital Partners (в свое время этот фонд с большой выгодой реализовал такие проекты, как «СТС Медиа», «Яндекс», «ВымпелКом», «Голден Телеком», «СладКо») в желании сбыть актив даже решились на отчаянный шаг - «вернули с пенсии» Гарри Вил-сона, человека, который в качестве гендиректора «СладКо» помогал фонду повышать капитализацию кондитерского объединения в преддверии продажи норвежскому концерну Orkla в 2005 году. В начале 2007 года Вилсон разработал стратегию развития компании, и в июле акционерам удалось продать сеть - «Незабудка» слилась с сетью «Гроссмарт» (собственник - холдинг «Марта», как и у «Мосмарта»). Правда, за гораздо меньшие, чем первоначально планировалось деньги. К тому же за сетью до сих тянется шлейф долгов перед поставщиками (около $20 млн).

Высокие нагрузки

Любой CFO должен понимать, что рано или поздно перед его компанией встанет потребность привлечения внешнего капитала. А принципиальной разницы между требуемым уровнем квалификации CFO в случае с частным размещением и IPO не существует. «Если раньше компания могла вариться в собственном соку, то с приходом фонда она вынуждена раскрываться, все показывать и все о себе рассказывать, - уверяет Владлен Ловцов. - Это действительно напоминает ситуацию, которая складывается, когда компания выходит на IPO. Только там много акционеров, а здесь один, и еще неизвестно, кто копает глубже». «Корпоративный финансист должен не только владеть навыками международной отчетности, но быть готов получить в свою ежедневную работу некий раздражитель в лице внешнего акционера, требующего готовить ежемесячные отчеты, KPI's», - подтверждает Глеб Давидюк. CFO должен быть готов к тому, что требования к его работе повысятся - фонды упорядочивают управленческую отчетность, корпоративное управление и налаживают работу с внешними аудиторами. «Одним из самых серьезных недостатков некоторых компаний является отсутствие операционных планов, бюджетов, вообще прозрачной финансовой информации, поэтому CFO в какие-то моменты и может приходиться тяжело», - признает Олег Железко. Но без такой информации компания не может быть уверена, что развивается правильно и способна успешно двигаться дальше. «Повышение требований к финансовой службе потребовало проведения анализа и оптимизации существующих бизнес-процессов, пересмотра должностных обязанностей сотрудников, создание новых финансовых моделей для бюджетирования и отчетности, - рассказывает Надежда Засимова из «Элекснет». - Изменения процессов в финансовой службе привели и к пересмотру бизнес-процессов в других подразделениях». «После появления фонда у нас просто прибавился внешний контролирующий орган, - добавляет Наталья Плотникова из WestCall. - Контроль над затратами и денежными потоками осуществлялся и до прихода фонда. Бюджет и долгосрочные бизнес-планы создавались за год до этого. Теперь все отчеты, которые мы делали для мониторинга деятельности компании, помимо внутреннего применения предоставляются и внешнему пользователю в виде фонда». Это расширяет и углубляет профессиональные обязанности CFO, - считает Александр Лупачев. - Если финансист справляется с профессиональным ростом, его труды щедро вознаграждаются». Главная награда - участие в опционной программе, которая является для фонда основным механизмом мотивации топ-менеджмента. Для компании же преимуществом, по мнению Паши Романовского, является то, что финансовая дисциплина в организации становится более строгой, а сама компания - более понятной рынку. Конечно, это требует времени и сил со стороны CFO. «Но если правильно выстроить работу и не забывать, что, помимо отношений с инвесторами и подготовки отчетов, есть еще задача управлять бизнесом, то все будет нормально», - успокаивает Ловцов.

Последние сделки private equity в России:

Февраль 2008 г. Фонд Russia New Growth Fund приобрел 25% плюс одну акцию компании, владеющей сетью гипермаркетов товаров для дома «Санта-Хаус». Сумма сделки могла составить $30-40 млн. Американский фонд прямых инвестиций TPG стал владельцем 50% компании SIA International Ltd. (крупный дистрибьютор фармацевтических препаратов в РФ) примерно за $800 млн. Американский фонд прямых инвестиций Brysam Global Partners приобрел 9,88% акций банка «Возрождение».

Март 2008 г. Фонд Baring Vostok Capital Partners купил 15% холдинга «Эталон-Лен-СпецСМУ», который занимается строительством, производством стройматериалов, а также управлением объектами.

Апрель 2008 г. Фонд Russia Partners Management приобрел страховую компанию «Пасифик Оушн». Фонд намерен вложить в компанию $40 млн. Британский фонд Aurora Russia получил 100% акций Волжского универсального банка (Самара) за 210 млн руб. Еще 86 млн руб. Aurora Russia вложит в капитал кредитной организации.

Собирательный образ. Фонды прямых инвестиций четко представляют себе, каким должен быть CFO компаний, в капитал которых они входят

Задачи
• Внедрение отчетности по МСФО
• Участие в формировании бюджета компании, управление бюджетом
• Эффективное управление денежными потоками в рамках утвержденного бюджета
• Своевременная и точная отчетность
• Внедрение систем внутреннего контроля, управления рисками, исполнение обязанностей казначея
• Постоянная работа по улучшению системы корпоративного управления в компании
• Управление корпоративными налогами (tax management)

Возможности
• Прямое подчинение топ-менеджменту и акционерам компании
• Возможность приобретения опыта по повышению стоимости компании
• Многосторонний бизнес-опыт
• Возможность поучаствовать в stock options-программе компании

Навыки и знания
• Бизнес/финансовый английский
• Отличные презентационные и коммуникационные навыки
• Умение вести переговоры
• Широкая бизнес-эрудиция
• Хороший опыт финансового моделирования (в т.ч. Excel)
• Предыдущий опыт работы в розничной сетевой компании является преимуществом
• Предыдущий опыт работы в компаниях «большой четверки» является преимуществом

 
 
   
  О НасНаш ПодходИнвесторамКонтактыEnglish