О Нас
 
 
 
Новости и Публикации

Пора разбить копилку

Михаил Лосев
РБК
Март 2011
Увлекшись накоплениями на черный день, Россия превратила свою жизнь в серые будни.

За 2009-2010 годы банковские вклады россиян в реальном выражении приросли на 40%, а вот их потребительские расходы практически не изменились. Меньше проедать и больше сберегать - такой была антикризисная программа населения, напуганного призраком экономической разрухи. Однако чем дольше он не материализуется, тем слабее готовность людей жить с затянутым поясом. Насколько строгим был пост, настолько бодрым может оказаться разговение. Блаженны бизнесмены, которым хватает духу инвестировать в потребительский сектор прямо сейчас, не унывая при виде все еще невнятных показателей роста экономики.

Экономия с гримасой ужаса

Вот лишь один из примеров «разгрузочной диеты» россиян: поданным PricewaterhouseCoopers (PwC), в 2010 году в нашей стране было реализовано 1,76 млн новых легковых автомобилей - на 45% меньше, чем в 2008-м (3,18 млн авто). Правда, по сравнению с провальным 2009-м (1,36 млн) продажи все-таки подросли на 30% благодаря запуску государственной программы утилизации подержанных машин и субсидирования ставок по автокредитам.

Между тем за аскезой потребителей вовсе не кроется их обеднение. Доход на душу населения в третьем квартале 2010-го составил 18,5 тыс. рублей - это почти на 18% больше, чем в третьем квартале 2008 года, предшествовавшем потрясениям в мировой финансовой системе. С поправкой на инфляцию покупательная способность доходов россиян фактически не изменилась (читай, не пострадала!). Не обрел масштабов бедствия и рост безработицы, которая в конце прошлого года была лишь немногим выше, чем до кризиса (7,5 против 6,1%). Однако сообщения о повсеместном сокращении сотрудников и зарплат (уточним, что исходили они от представителей частного бизнеса, тогда как работники госсектора не теряли ни своего места, ни заработка), наводнявшие медиапространство во время острой фазы кризиса, свершили свое черное дело: внушили людям страх перед будущим, который до сих пор не развеялся.

Согласно результатам опроса потребителей в крупнейших развивающихся экономиках мира, опубликованным в январе 2011-го банком Credit Suisse, в Бразилии на улучшение состояния личных финансов в грядущие полгода надеются 63% граждан (4% опасаются ухудшения), в Китае - 45% (6%), а в России - только 27% (10%). Но ведь наши люди при любой ситуации в экономике чувствуют себя агнцами, которых если и откармливают, то на заклание, не так ли? Ничего не поделаешь, генетическая память. Интересный факт: но данным исследований настроений потребителей, проводимых Росстатом, в четвертом квартале 2010 года баланс высказанных гражданами отрицательных и положительных оценок ближайших перспектив отечественной экономики был таким же, как в 2005-м (пессимистов примерно на 5-7% больше, чем оптимистов). То есть тогда, в начале экономического бума, жители нашей страны тоже смотрели в будущее испуганными глазами. Буму это не повредило...

А вот восстановлению экономики после обвала в 2008-2009 годах психологическая травма точно помешала. Когда потребители не увеличивают спрос на товары и услуги, естественно, производители не увеличивают предложение. Как результат, отскок ВВП по итогам прошлого года составил всего 4% - жалкие цифры после почти 8-процентного падения в 2009-м и на фоне роста денежной массы на 18% в реальном выражении за прошедшие два года. Оценки на 2011-й тоже далеко не «бумовые». Международный валютный фонд ожидает подъема нашей экономики на 4,5%, а Министерство экономического развития РФ (МЭР) - на 4,2%. Впрочем, предсказания экономистов часто осмеиваются жизнью: год назад МЭР прогнозировало, что по итогам 2010-го предприятия увеличат инвестиции в основной капитал на 2,5%, а в реальности получились 5,9%, причем в последние месяцы года рост составлял около 10% в годовом выражении. Предприниматели видят навес денежной массы и рассчитывают, что она вот-вот прольется бодрящим душем на полусонную экономику. Иначе - очередной виток инфляции и усиление оттока капитала. Деньги должны работать, а не лежать мертвым грузом на счетах в банках или под матрасами.

Драйв без эйфории

«Безудержный подъем середины 2000-х напоминал эйфорию, свойственную пиковой фазе любого долгосрочного экономического цикла. Был пузырь, и он лопнул. Бизнесмены осознали это и сейчас пытаются найти себя в новой реальности, приучиться к росту без эйфории», - констатирует гендиректор компании «ОПОРА-КРЕДИТ» Андрей Кузнецов. Хорошо уже то, что посттравматический шок, парализовавший волю владельцев и руководителей предприятий, постепенно прошел. «К ним пришло понимание, что отказ от инвестиций, вызванный страхом потерять активы в случае углубления кредитного кризиса, таит в себе не меньшую опасность для бизнеса. Поэтому, думаю, в нынешнем году мы увидим долгожданное восстановление капитальных вложений», - говорит Ульф Перссон, один из основателей и управляющий партнер Mint Capital, российской компании по управлению фондами прямых инвестиций. Он надеется, что в ближайшие годы рост инвестиций будет более здоровым, качественным - и не страшно, что более умеренным, как и подъем всей экономики.

«На хорошую отдачу смогут рассчитывать только те, кто делает ставку на конкретные перспективные сектора и продукты, повышение эффективности бизнеса - все то, что сработает даже при слабой общеэкономической конъюнктуре», - полагает г-н Перссон. Он приводит в пример производящую пластиковые тюбики для фармацевтической, косметической и пищевой промышленности компанию «Адепт», в которую инвестировала Mint Capital. Накануне потрясений 2008 года эта организация потратила большие деньги на закупку оборудования, которое в тяжелые дни кризиса, разумеется, простаивало из-за резкого падения заказов. Однако благодаря стремительному восстановлению спроса уже во втором полугодии 2010-го предприятие вышло на полную проектную мощность.

Агрессивными инвестициями назло общеэкономическим потрясениям гордится и Сергей Бешев, президент компании «Росинтер Ресторантс Холдинг» (оператор сетевых семейных ресторанов «IL Патио», «Планета Суши», T.G.I. Friday's и др.). Столкнувшись со снижением выручки на 25-30% в отдельные месяцы 2009 года, компания не замораживала открытие новых объектов, продолжала вкладываться в расширение сетей и, что не менее важно, в «апгрейд» системы управления. Делалось это в том числе за счет займов, несмотря на то что банки взвинтили ставки. Время сбора урожая наступило уже в 2010-м: на протяжении всего года аналитики инвестбанков, комментируя публикуемые «Росинтером» финансовые и операционные результаты, дружно хвалили компанию за искусное выруливание из кризиса, называя ее акции одной из лучших ставок на восстановление потребительского сектора в России. По итогам прошлого года акции «Росинтера» выросли в цене более чем в 3 раза, тогда как индекс ММВБ - лишь на 23%.

«Недо-россияне»

«В кризис многие предприниматели свернули инвестиции, потому что в глубине души подозревали, что спрос на их продукцию может повышаться только в условиях общего бума, - размышляет Сергей Бешев. - А мы были уверены, что наш бизнес обречен на устойчивое развитие даже при вялой макроэкономической конъюнктуре. Все просто. В Москве на душу населения приходится в 2 раза меньше ресторанов формата casual dining, чем в мегаполисах США и многих стран Европы. Поэтому вполне возможно, что еще лет пять количество таких ресторанов в России будет расти на 15-20% в год. Кроме того, если в Америке в этом бизнесе считается нормальным, когда выручка сети увеличивается теми же темпами, что и ВВП страны, или даже чуть более низкими, то у нас рост продаж сетей, как правило, в 2 раза опережает общеэкономическую динамику».

Секторов с потенциалом здорового развития полно. Еще пример - торговые сети. По оценке банка UBS, в то время как в целом по России рублевый оборот розничной торговли продуктами питания в 2009-м и 2010-м повышался на 12% в год, четыре крупнейших публичных оператора торговых сетей (Х5 Retail Group, «Магнит», «Дикси», «О'Кей») добивались роста выручки примерно на 25% в год благодаря открытию новых магазинов. Аналитики ПК «Тройка Диалог» считают, что в этом году «рекордные капитальные инвестиции» 2010-го помогут объему продаж розничных сетей подскочить аж на 37%, а в 2011-2013 годах рост составит в среднем 26%. Кстати, если в Европе гипермаркеты занимают 20-40% рынка розничной торговли продуктами питания, а в США -30%, то в России - лишь 9%. UBS видит в таком отставании потенциал ускоренного догоняющего развития торговых сетей.

Есть он и в строительстве: в России на душу населения в среднем в 2 раза меньше жилой площади и ежегодно вводится вдвое меньше «квадратов», чем в Европе. Похожая картина с распространением автомобилей. По данным PwC, у нас на 1 тыс. жителей приходится 232 авто, в то время как в Польше - 422, в Чехии - 423, в Германии - 504, а в США- 705. Причем в нашей стране машины более «заезженные». По мнению экспертов PwC, насыщение российского рынка наступит тогда, когда автомобилизация достигнет уровня 400 машин на 1 тыс. человек. Произойдет это примерно к 2014-2015 году, и до тех пор рынок ждет интенсивный рост.

На «недопотребленность» товаров и услуг нашим населением накладывается его «недокредитованность». Объем выданных потребительских кредитов в России составляет лишь около 6% ВВП, ипотечных- 3% ВВП. В странах Центральной и Восточной Европы данные показатели - 13 и 18% соответственно, сказал журналу «РБК» Михаил Шлемов, аналитик по банковскому сектору «ВТБ Капитала». В США цифры еще выше - около 20 и 70% ВВП. Это американцы вынуждены экономить, чтобы было на что обслуживать долги. Россияне же могут, наоборот, не только спокойно тратить свои деньги, но и смелее занимать их у банков. «Два года люди все несли и несли сбережения на депозиты, ограничивая потребление товаров и услуг, и неохотно брали кредиты, - отмечает руководитель департамента розничного бизнеса Ситибанка Сергей Короткое. - Пришло время исправления дисбаланса: аккумулированные банкирами капиталы должны вернуться в экономику, в том числе через более интенсивное кредитование потребителей».

Государство в посудной лавке

Тогда как у большинства развитых стран совокупный долг граждан, компаний, банков и правительства тянет на 300-400% ВВП, в России он составляет скромные 60%. Добавим к этому огромный отложенный внутренний спрос, всеобщую психологическую усталость от разговоров о кризисе, потенциал роста эффективности использования ресурсов (по разным оценкам, у нас она в 2-3 раза ниже, чем на Западе) - и получится неплохой целебный коктейль для отечественной экономики. И если в тех же Штатах сворачивание государственных антикризисных программ, крайне необходимое для излечения публичных финансов от колоссального дефицита бюджета, как пить дать подорвет начавшую оживать активность перекредитованных потребителей и предпринимателей, то в России сокращение госрасходов, напротив, оздоровит бизнес-климат.

Государство уже сделало благое дело, закачав в экономику немало средств в тот момент, когда остальные ее субъекты заметались в панике. «Денежными вливаниями власти спасли систему от спирали кризиса - это когда, например, люди массово забирают деньги из банков, подрывая их платежеспособность и усиливая тем самым недоверие к финансовому сектору, который в таких условиях перестает кредитовать экономику, еще больше ухудшая ее положение, - констатирует глава фонда прямых инвестиций Icon Private Equity Кирилл Дмитриев. - Государство, по сути, заявило: думайте об эффективности бизнеса, разгребайте долговые завалы, у кого они есть, ищите новые ниши, а об убийственном эффекте домино на кредитных рынках можете не беспокоиться».

Сейчас в России другая проблема: госрасходы, поддерживаемые на завышенном уровне по политическим причинам (кто же откажется от раздачи социальных «взяток» накануне выборов?), спровоцировали ускорение инфляции. Экономика начинает отрыгивать запихнутыми в нее бюджетными пряниками - таково сегодня практически единодушное мнение аналитиков. Кроме того, сохранение дефицита бюджета (в 2010 году- 3,9%, официальные проектировки на 2011-й - 3,6%) - а при нынешних расходах бюджет может быть сбалансирован только при цене нефти в 100-105 долларов за баррель - обернется ростом кредитных ставок. Ведь правительство будет вынуждено покрывать недостающие доходы заимствованиями на долговом рынке, создавая конкуренцию частным заемщикам. «Проблема не в том, что в стране мало денег, а в том, что и те средства, которые уже аккумулированы в финансовой системе, не востребованы бизнесом, - полагает профессор Российской экономической школы Константин Стырин. - Предприниматели осторожничают с инвестированием в новые проекты, поскольку все еще весьма неуверенное восстановление экономики не вселяет в них достаточного оптимизма относительно будущего спроса на их продукцию и услуги».

«Посмотрите на недавние новации в «социальных» налогах, в результате которых малые и средние предприятия поставлены на грань выживания, - говорит Андрей Кузнецов. - Понятно, что государству нужно как-то снижать дефицит бюджета. Однако вместо того, чтобы собирать больше денег с бизнеса, лучше бы оно более эффективно управляло расходами». Призывы к борьбе с коррупцией, с разворовыванием бюджетных средств звучат банально, но именно это и есть путь к решению проблем, считает эксперт. «Поверьте, будь в России пусть не идеальные, а хотя бы такие же условия для предпринимательства, как у наших глобальных конкурентов в лице ведущих развивающихся стран вроде Китая, Бразилии и Турции, наш бизнес обеспечил бы настоящий инвестиционный бум!» - уверяет Андрей Кузнецов.

 
 
   
  О НасНаш ПодходИнвесторамКонтактыEnglish